«Дубравушка» — Первая Частная
школа-пансион в России,  осн.1988 году
uk-flag +7 (484) 395-86-46

Индивидуальный подход на свежем воздухе

ЧАСТНАЯ ШКОЛА-ПАНСИОН В РОССИИ

Решиться оторвать от себя свое дитятко родителю трудно — но куда труднее разрываться между работой и ребенком, выискивая, с кем его оставить на время командировок, гадая во время деловых совещаний, что он делает один дома, не имея времени помочь со школьными проблемами.

Частная школа пансион — хороший выход для страшно занятых (добавим -очень состоятельных) и тем не менее любящих родителей. В пансионе ребенок будет накормлен, обстиран, ухожен, занят делом. Он не станет часами гонять колобка в компьютерной игре или висеть на телефоне с подружкой, обсуждая коллекцию наклеек с покемонами. Ребенок будет учиться у высокопрофессиональных педагогов, лечиться у хороших врачей, дышать свежим загородным воздухом, хорошо питаться и заниматься спортом. На выходные и каникулы детку можно забирать — для этого не надо получать визу и совершать межконтинентальные перелеты. Маленькие классы, по десять-двенадцать человек в каждом, обеспечивают индивидуальное внимание. Ребенок в школе-пансион так же находится под опекой 24 часа в сутки, так же усердно учится, как и в иностранных учебных заведениях — но нагрузка (и академическая, и психологическая) на него ложится гораздо меньшая, потому что он живет в родной языковой и культурной среде. Стоит это все немало — престижная частная школа и без пансиона может обходиться в десять тысяч долларов в год — однако это дешевле, чем за границей.

О типичных ситуациях, учениках, проблемах и решениях в жизни российской школы-пансиона сегодня рассказывает директор частной школы пансиона «Дубравушка» Анна ПУЦЕЛЛО.

ХОТИМ ДАТЬ РЕБЕНКУ ХОРОШЕЕ ОБРАЗОВАНИЕ

Наша школа пансион работает уже двенадцать лет, так что у нас было время поучиться на ошибках. Главная ошибка, которую совершают школы в своем желании дать детям хорошее образование — это слишком много новшеств, модных экспериментов, приводящих к перегрузке детей. Иногда бывает, в пятом классе ребенку задают на день прочитать по огромному параграфу по нескольким разным предметам — а он просто еще не умеет столько читать, ему труден даже не объем информации, а просто объем текста для чтения. Мы обязательно отслеживаем ситуации, когда ребенок бьется и не может справиться.

Школа пансион у нас довольно большая, но в классах не более 10–12 человек и для каждого ребенка у нас составляется отдельный учебный план. Старшеклассники могут изучать каждый из предметов на трех разных уровнях (стандартный общеобразовательный, углубленный и профессиональный — на уровне профильного вуза). Мы считаем, что каждый ребенок в чем-то талантлив, стараемся выявить и развить этот талант, и индивидуальный план позволяет нам это сделать.

В младшей школе мы учим ребенка учиться, развиваем основные психические процессы: восприятие, память, внимание, речь, мышление, воображение. Мы хотим, чтобы они учились не для педагогов и родителей, а потому, что им это интересно. В средней школе мы смешиваем детей разных способностей и уровней подготовки — они начинают изучать какую-то тему вместе, затем, когда время, на нее отведенное, кончилось, проводится зачет, и класс делят по его результатам на две группы. Не сдавшие зачет повторяют пройденное, сдавшие в это время делают по этой теме более сложные задания, готовят проекты и рефераты.

В нашей школе-пансион мы ушли от стремления тянуть все предметы на пятерку. При нынешней школьной программе знать все предметы на «отлично» сложно, да и не нужно. В старшей школе ученики могут выбирать предмете для обучения; учитывается мнение родителей и рекомендации школы, которая знает и вузовские требования, и своего ученика. Школьники могут взять не меньше трех, но не больше пяти обязательных предметов для углубленного изучения, которые потом они будут сдавать в вуз. Если хотят взять больше, родители должны написать заявление, и потом этот вопрос будет решать школьная медико-психолого-педагогическая комиссия. По одному из профильных предметов ученик может вести научно-исследовательскую работу под руководством преподавателя; проекты защищают на внутришкольной конференции, а потом лучшие представляются на Всероссийской конференции «Юность, наука, культура», которая проводится на базе частной школы пансиона «Дубравушки».

Школа-пансион помогает ученикам, особенно старшеклассникам, справиться с огромными объемами работы, поскольку придерживается распорядка дня и разумно распределяет нагрузку. Дети могут полноценно выспаться, вовремя делают уроки и едят, мы можем организовать их жизнь лучше, чем обычная школа — и лучше, чем семья. Мы с нашими учениками возимся, как со своими детьми -в этом, пожалуй, наше основное отличие от западной школы.

ДЕТИ И ЗАГРАНИЧНЫЕ ЧАСТНЫЕ ШКОЛЫ ПАНСИОНЫ

Я твердо уверена, что детей за границу школы пансионы посылать можно и нужно — надо только решить наиболее часто возникающие проблемы. Мы много работаем с детьми, которые уже учились за границей (и не всегда успешно), к нам регулярно приезжают учиться англичане, поэтому у нас уже есть кое-какие наблюдения.

Главная проблема в том, что детей часто посылают в школы пансионы за границу неподготовленными, исходя из простого положения, что учиться там престижно. А дети, бывает, не слишком хорошо знают язык, не понимают, о чем говорится на уроке, не могут угнаться за классом. Другая беда — у них нет навыка самостоятельной жизни. Российские семьи часто грешат гиперопекой, контролируя каждый шаг своих больших уже детей — а потом внезапно выбрасывают их в другую жизнь, где с ними никто так не носится. Родители не учитывают того культурного шока, который дети испытывают, сталкиваясь с чужой средой. На какой бы европейский лад ни была организована здешняя жизнь родителей, мы все равно немножко советские. Иностранная частная школа пансион может оказаться для наших детей просто чужой по духу — а местные дети в ней чувствуют себя отлично.

Там ребенок раньше становится самостоятельным, к нему предъявляется больше требований. У наших детей может быть лучше предметная подготовка, но они чаще проигрывают за счет отсутствия желания пробиваться, конкурировать, самостоятельно работать.

При решении вопроса, когда можно посылать ребенка в школу пансион за границу, главное не возраст, а степень психологической готовности ребенка. Есть ли кому поддержать его там в самостоятельном плавании? При полном отсутствии поддержки ребенка может ждать жесткий неуспех. Это всегда риск: мне встречались и талантливые дети, которым западная школа пансион пошла на пользу, и такие, чья судьба просто оказалась сломана, потому что родители не подготовили их к трудностям перехода. Один мальчик, поступивший к нам после Англии, жаловался: «Зачем они меня туда отправляли, теперь я здесь хуже всех!» Кстати, родители обязательно должны учесть, будет ребенок поступать в западный вуз или в российский — и соответственно готовить.

При возвращении из школы пансиона за границей обязательно возникают проблемы из-за нестыковки в школьных программах. Сейчас мы уже хорошо знаем эти нестыковки и можем индивидуально откорректировать все, что нужно. Если ребенок собирается поступать в престижный вуз в России после западной школы, он должен осознавать: требования для поступления здесь не совпадают с приобретенными за границей знаниями даже иностранного языка. У вернувшихся оттуда хороший разговорный язык, но теоретических знаний явно не хватает. Я не говорю, что здесь учат лучше, что экзамен должен быть именно таким, каков он сейчас в МГУ или МГИМО — мой родственник, английский журналист, говорит, что не сдал бы свой родной язык на вступительных экзаменах в московский вуз. Но экзамен там таков, какой он есть, — поэтому мы специально готовим в наши вузы. Впрочем, готовим и к ТОЕFL тоже, даем возможность нашим выпускникам поступать в зарубежные вузы.

Кстати, обучение на иностранном языке таит в себе опасность еще и потому, что наше мышление все-таки вербально. А когда иностранным на уровне родного не овладел, а родной подзабыл, возникают проблемы с мышлением. Билингвизм должен быть очень осторожно, аккуратно продуманным.

С теми, кто учился в школе-пансион за границей, мы занимаемся по индивидуальной программе — время ограничено, а знаний надо дать очень много. Обязательны русский язык (здесь у них все упущено), английский, литература, математика и естественные науки, по ним в зарубежной школе принципиально другие программы, совсем не та сумма знаний, что дает наша школа — трудно даже сравнивать. Методы обучения западных школ пансионов оправдывают себя в вузах, когда нужны приобретенные в школе навыки самостоятельной работы. Мы готовы выполнять и функцию подготовки ребенка к западной школе пансиону — прежде чем бросать его в одиночку барахтаться в незнакомой обстановке там, можно дать ему возможность пожить без родителей, в пансионе, в похожих условиях, но в России. Здесь он научится самостоятельности, хорошо выучит язык, с ним поработают психологи — все это облегчит трудность перехода.

САМОСТОЯТЕЛЬНАЯ ЖИЗНЬ

Мы берем в нашу школу пансион с шести лет. Нас все время спрашивают, не тоскуют ли дети по дому, не плачут ли. А малыши, между прочим, особенно счастливы — их и домой-то не выгонишь. У нас был случай, когда родители забрали двух девочек-близнецов из школы, потому что те отказывались на выходные уезжать домой. Домой берут не всех: у нас есть дети, которые остаются на выходные или даже на каникулы: родители живут далеко или где-то в отъезде. Кружки, секции, спорт, театр, экскурсии — честное слово, они не скучают. Наоборот, те, кого забирают домой, иногда им завидуют.

Школьникам отводится время в Интернете (с седьмого класса у них начинается информатика). Кстати, джентльменский набор — математика, информатика, русский, английский — мы даем на солидном уровне всем детям, независимо от выбранного направления. До седьмого класса компьютер дается в игре. Иногда к нам попадают настоящие компьютерные наркоманы, которым мы твердо даем понять, что на свете есть не только компьютеры. В Интернете очень много грязи, поэтому наши компьютеры объединены в сеть, и мы контролируем, куда заходят наши ученики.

У нас закрытая школа пансион — гораздо более закрытая, чем английская. Территория охраняется, на сто детей — сто тридцать работников, и без сопровождения наши дети никуда не выходят. Нас это спасает от проблем с алкоголем, курением и наркотиками. Можем даже отказать ребенку в приеме в школу, если у нас есть основания предполагать в нем склонность к употреблению наркотиков.

Все время они у нас на глазах — настолько, что у них нет шансов сделать что-то нежелательное. В полдесятого вечера дети заходят в корпуса, в десять у них отбой, в семь подъем.

Конечно, дети есть дети, у них свой мир, они влюбляются,
ссорятся-мирятся, каждый по-своему решает проблемы переходного
возраста. Но мы справляемся, воспитывая доброту добротой,
достоинство достоинством, любовь любовью. А что касается наказаний,
то больше всего дети боятся отчисления, значит, наша система
срабатывает на все сто.

Ирина ЛУКЬЯНОВА

Газета «Iностранец»